Ночью гуляем по защищенному колючей проволокой городку Модиин Элит. Из окон ешивы слышен гул, как от Ниагары – это юноши учат Тору. Многоэтажные дома, в каждом подъезде комната для колясок: детей здесь намного больше, чем взрослых.

– Видите зеленые огни по ту сторону ограды? – спрашивает племянник, хасид литовского направления,  – Это у нас минареты.

* * *
В Акко на севере Израиля влажные ночи, теплое море и белое солнце на стенах крепости. Тут целое гнездо сородичей. Нас выгуливает свояк, чистокровный украинец, человек редкого терпения и благородства, он первым в семье выучил иврит и лучше всего его знает (не считая детей, конечно).
– Видите башни? – машет свояк в направлении старого города, – Это у нас минареты.

* * *
В Иерусалиме… нет, об этом не напишешь так запросто. Но минареты нам тоже показали, а куда ж без них.

* * *
В кибуце под Беер Шевой вольно бегающие дети и собаки без поводков. Капельное орошение, бетонные дорожки, и возле каждого домика велосипеды и композиции из растений, стекла и камней. Мы прожили там неделю, о минаретах речь не заходила, пришлось спросить самой:
– Куда в Израиле не приедешь, непременно показывают минареты. А как у вас с этим делом?
– А как же! Завтра пойдем, покажу, – отвечает племянница, такая сногсшибательно красивая женщина, что глядя на нее, я решила поменять свой стиль со спортивно-консервативного на спортивно-восточный.

* * *
В пригороде Тель-Авива дядюшка общается с давним другом.  Меня развлекает жена друга, и в этот вечер я узнаю все, и гораздо больше, чем хотела знать, о ценах на недвижимость.
– Видишь, дом? Квартиры по миллиону шекелей. Еще не достроен, уже все раскуплены. Вон там в низине виллы, эти еще дороже. А вон в той высотке комнаты махонькие, как кладовки – и все равно квартиры в полмиллиона. Был момент, когда упали цены, надо было дочке жилье купить, не сообразили тогда. Теперь цены растут и растут, уже и некуда, а они растут…
– А минареты? – спрашиваю, – У вас тут есть минареты?
– Нет. А почему ж ты думаешь здесь такие цены на  недвижимость?!