В консервной банке

Внутри земного шара находится
другой, гораздо большего размера

 Ярослав Гашек

 Старшина Миклевин воткнул армейский нож в податливую жесть и, ловко ведя лезвие по кругу, вскрыл банку болгарского лечо. В голове мгновенно сложилась картинка, даже целый мультфильм. Будто он отгибает жестяной кружок, заглядывает в банку, но лечо там нет, а есть фигурка с жестянкой в руках. Маленький человек пялится в свою совсем уж крошечную банку, медленно поднимает голову и смотрит Миклевину в глаза. Старшину пронзает догадка. Он осторожно поднимает голову и вместо потолка своего девятиэтажного дома видит над собой зазубренную дыру и немигающие глаза на огромном лице. Великан в свою очередь поднимает взгляд…

Миклевин тряхнул головой, отгоняя фантазию. В банке, как тому и положено быть, оранжево лоснилось лечо. Старшина задумался… Что-то в мультфильме не складывалось. Вот что: он же не мог увидеть глаза большого двойника! Люди в банках должны поднимать головы не один за другим, на манер падающих костей домино, а все враз, как по команде. Иначе, кто начинает движение?

Старшина взял котлеты с плиты, сел за стол, налил себе водки. Вместе с ним это проделала бесконечная цепочка двойников. Враз подняли запотевшие стопки, дружно опрокинули — первая пошла соколом. Вторая тоже не встала поперек горла.

— Хорошая компания — первейшее дело, — пошутил сам с собою старшина.

Он вымыл банку и поставил ее в кладовку, где в идеальном порядке висели на гвоздиках инструменты. Рука не поднялась выкинуть жестянку, облагороженную минутной фантазией.

— А что, душевное развлечение я себе сегодня устроил, и в цирк ходить не надо, — подумал Миклевин, засыпая. — Надо будет как-нибудь еще выпить в этой компании.

Голова приятно закружилась, потолок поехал в сторону, и старшина уснул, мысленно наблюдая, как засыпают двойники.

Ночью к нему под одеяло забралась жена. Как всегда после дежурства в городской больнице, ее волосы пахли хлоркой и чем-то еще, но за годы супружеской жизни старшина привык, и теперь ему этот запах нравился.

— Замерзла, цыпа?

Он повернулся к жене и увидел внутренним взглядом, как дружно повернулась к своим супругам цепочка двойников.

— Отставить! — рявкнул мысленно старшина, но видение не исчезло.

Синхронно действующие двойники отвлекали, но это оказалось не так уж плохо для жены, точнее, для всей цепочки жен: больших и маленьких. Миклевин и его двойники в этот раз доставляли супругам удовольствие раза в два дольше обычного.

С тех пор старшина никогда не оставался один. Где бы он ни находился, цепочка разновеликих подобий ошивалась тут же — в его воображении. Постепенно он привык и находил в этом все большее удовольствие. Он и раньше аккуратно складывал форменные брюки, приходя со службы, но теперь делал это особенно тщательно, любуясь слаженностью бесконечного строя:

— Да, от реальных солдатиков фиг такого добьешься!

Был бы Миклевин человеком творческой профессии или, скажем, инженером, он с кем-нибудь поделился бы причудой воображения, и кто знает, как жизнь сложилась бы дальше? Может, его бы вылечили, а может, искалечили лекарствами.

Но в тех кругах, где вращался старшина, делиться абсурдными фантазиями было не с кем. Вот так он и жил, храня свою, в общем-то, приятную тайну. Поступил в офицерскую школу, что редкость для старшины. Родил сына, потом еще двоих, с удовольствием наблюдая, как прибывают дети в семействах двойников.

Капитан Миклевин прожил честную жизнь и умер в преклонных годах. У его разнокалиберных гробов плакали бесчисленные жены, сыновья, внуки и правнуки.

Чего он так и не узнал — это того, что цепочка не бесконечна. Далеко-далеко она замыкается, и самый большой Миклевин сидит в голове у самого маленького. Как он там помещается? Ну, откуда мне знать?! Спросите у Эйнштейна. Моя задача — не объяснять действительность, а описывать ее, как она есть.

 

Реклама